Создание коллажей в Adobe Photoshop.
Видеокурс всего за 99 руб


Ретушь портретов * Фотошоп для фотографа

Скачать коллекцию профессиональных
фоторамок для Photoshop.


Расскажи друзьям об этом:

Экспозиция

На самом деле слова „экспозиция” совершенно не стоит пугаться. Я даже не буду вам рассказывать о том, откуда пошла его этимология („Термин „экспозиция” происходит от латинского слова…» и т.д.) — это вы сможете легко найти в любой статье о ней в Интернете или в книгах по фотографии. Я же постараюсь убедить вас в том, что экспозиция и ее измерение почти такие же белые и пушистые, как кисточки для чистки оптики. Естественно, с одной оговоркой — вы должны не просто знать, как получить правильную экспозицию, но и понимать, почему экспозиция бывает„правильной”и „неправильной”. Начнем?

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция
Экспозиция
Экспозиция

БОЛЬШЕ СВЕТА, МЕНЬШЕ СЛОВ…

Каждый из вас хотя бы раз имел дело с фотопленкой. Тогда вы наверняка знаете, что если просто подержать кусочек пленки на свету и проявить его, то он окажется угольно-черным. А если пленка на свету не находилась, она будет прозрачной. В промежутке между этими состояниями пленка может обретать целую гамму тонов, вызванную почернением вследствие той или иной дозы воздействовавшего на нее света (простите за столь умную фразу). О причинах этого физико-химического явления мы сейчас рассуждать не будем, а постараемся оставить в памяти его главную суть — чем больше света попадает на фотопленку, тем она чернее после проявления. А поскольку фотопленка является негативом (мы сейчас говорим именно о такой пленке, а не о слайде), то при печати воображаемой засвеченной пленки мы получим отпечаток настолько светлый, насколько плотной (черной) была фотопленка. То есть (говоря си-и-ильно упрощенно) чем больше света попадает на фотопленку, тем более светлый тон получается на фотоотпечатке. С матрицей цифровой фотокамеры то же самое, только процесс переноса негативного изображения в позитивное (черное на пленке становится белым на отпечатке и наоборот) в этом случае исключен. То есть чем больше света попадает на матрицу, тем более светлый тон получается в цифровом изображении.

Если мысленно вообразить, как множество лучей, отраженных от каждой части снимаемой вами сцены, проходит через объектив и попадает на CCD-матрицу камеры, то легко представить, что в каждом конкретном случае лишь при определенном количестве света, попавшем на матрицу, конечное изображение будет иметь вид, который удовлетворит вас по соотношению яркостей снятых объектов, то есть по тому, поскольку реалистично будут выглядеть привычные объекты на снимке.

Проще говоря, если вы снимаете человека на фоне прекрасного летнего пейзажа, то ситуация, когда небо на снимке будет совершенно белым, а лицо и листва вы-
беленными (света на матрицу попало слишком много), вас не удовлетворит, равно как и ситуация, в которой небо получится мрачно-серым, а лицо почти черным (света на матрицу попало слишком мало). А вот где-то посередине между этими случаями и будет лежать то оптимальное количество пропущенного к матрице света, при котором все полутона в кадре будут выглядеть естественными для глаза. Это количество света и будет называться правильной экспозицией. Причем в зависимости от условий съемки и расположения источников света правильная экспозиция в каждом случае будет разной и целиком зависит от поставленной вами художественной задачи. А нахождение правильной экспозиции для конкретной съемочной ситуации называется решением экс-понометрической задачи.

Но не пугайтесь — эта задача не потребует знания каких-либо сложных формул. Более того, ее решение не потребует от вас ничего, кроме… умения осознанно использовать функцию экспокоррекции, которая есть в любой мало-мальски приличной цифровой камере. „И это все?!” — спросите вы. Как ни странно — фактически да. Только это простенькое „все” требует некоторого напряжения вашего внимания для понимания и осознания, почему и как вы должны осуществлять те или иные манипуляции при замере экспозиции. Кстати, а в чем ее измеряют, эту самую экспозицию?

ЗАГАДОЧНЫЕ „И-ВИ» И „ИСО»

Если вы заглянете в инструкцию любой нормальной компактной камеры („нормальная” — это примерно от $200 — дешевых чудес в сфере цифры пока не бывает), то увидите среди параметров диапазона работы экспоавтоматики и автофокусировки буквы EV. Сильно вдаваться в подробности их значения в этой статье мы не будем, но вы должны знать, что расшифровываются они как Exposure Volume, или значение экспозиции. Величина EV зависит только от яркости/освещенности снимаемой сцены и выставленного значения чувствительности ISO (об этом чуть позже).

В обыденной же практике вам придется пользоваться упомянутой светочувствительностью и значениями выдержки и диафрагмы. Эти два понятия и представляют собой два инструмента изменения экспозиции, то есть количества прошедшего к матрице света. Выдержка меняет время, в течение которого свет воздействует на чувствительную матрицу, а диафрагма управляет количеством („толщиной”) светового потока, прошедшего через объектив. Чувствительность ISO (эта аббревиатура означает, что стандарт международный) обозначает собой некий коэффициент, введя значение которого в экспонометр или экспоавтомати-ку камеры, мы при измерении получим заранее известный эффект воздействия света на матрицу или пленку. Если бы не было такого стандарта для чувствительности фотопленок и эквивалентной чувствительности матриц цифровых камер, то фотографы не смогли бы, например, взять экспонометр одной фирмы и использовать его для работы с фотоаппаратом другой.

Теперь мы можем сформулировать понятие „правильной экспозиции” более точно: правильной экспозицией называется правильно подобранное для заданной чувствительности сочетание выдержки и диафрагмы, адекватно передающее в кадре соотношение яркостей разных частей снимаемой сцены (звучит жутко, но если перечитать несколько раз, то покажется не так уж и сложно).

ВСЕ КОШКИ СЕРЫ?

Это сочетание выдержки и диафрагмы во всех современных камерах подбирает экспозиционная автоматика — она оценивает яркость нескольких (до сотен!) участков, на которые разбивается поле кадра, и сама выставляет правильную, на ее взгляд, экспозицию. Если ваша камера работает в полностью автоматическом режиме, информация, изложенная в этой статье, вам не пригодится. Ведь, на худой конец, вы можете сделать картинку ярче или темнее, используя лишь упоминавшуюся выше экспокоррекцию и оценивая результаты „метода экспозиционного тыка” на глаз по ЖК-дисплею.

Экспонометрические знания понадобятся вам тогда, когда вы решите взять процесс формирования экспозиции будущего кадра полностью в свои руки, используя ручной режим М, либо снимать в одном из приоритетов (выдержки или диафрагмы), осознанно используя экс-покоррекцию и экспопамять.

Для начала стоит развеять небольшой миф о „крутости камеры, если в ней есть полностью ручной режим”. Для полноценной и комфортной работы в нем вам потребуется либо реально точечный экспозамер в камере (с узкой зоной в 1-3% площади кадра), либо внешний экспоно-метр-спотметр. Второй вариант также потребует наличия в камере настоящего точечного замера (часто под этим термином в недорогих камерах подразумевается „точка” размером 10-20% площади кадра, что уже ближе к центровзвешенному замеру). Так что само по себе наличие „профессионального” режима М абсолютно ничего не дает владельцу камеры, если он не знает, как пользоваться экспозамером.

Если же ни режима М, ни точечного замера или внешнего экспонометра у вас нет, то дочитайте статью до конца хотя бы для того, чтобы понять сущность экспо-коррекции, — это вас выручит не раз.

А если указанные функции или внешний экспонометр плюс режим М у вас есть, попробуйте начать с простого упражнения.

Возьмите лист белой бумаги. А также лист черной бумаги, лист какой-нибудь серой бумаги и еще какую-ни-будь совсем черную ткань. Расположите их в месте, которое равномерно освещено рассеянным светом, например, на подоконнике. Переведите вашу камеру в точечный режим экспозамера и (для лучшего понимания сути

эксперимента) переключите ее в черно-белый режим съемки. А теперь сделайте последовательно кадры с каждой из бумаг (или тканей) в программном режиме так, чтобы их поверхность полностью занимала всю площадь кадра.

А теперь загрузите полученные снимки в графический редактор. То, что вы увидите, обескуражит вас, если эксперимент поставлен тщательно (то есть снимаемые поверхности были освещены достаточно равномерно). Вы увидите, что на снимках черная, белая и серая бумага получилась фактически одного тона (особенно если расфокусировать объектив при съемке, чтобы убрать фактуру поверхностей). И тон этот — серый. Если измерить его в Photoshop инструментом „пипетка”, то в палитре Info высветится значение тона где-то между 115 и 130 — как раз посередине между 0 (черным) и 255 (белым).

Получается, что на какую бы поверхность мы ни навели экспонометр при замере — в результате она все равно обретет на снимке некий средне-серый тон. „Глюк” или ошибка экспоавтоматики? Нет! Результат уже упомянутой выше стандартизации! Причина этого явления в том, что все экспонометры и экс-посистемы калибруются по некоему „средне-серому” эталонному тону — поверхности, отражающей 18% упавшего на нее света.

То есть на что бы мы ни навели наш экспонометр или камеру в режиме точечного замера — он/она сочтут это „что-то” средне-серым (утверждение не относится к матричному и центровзвешенному экспозамерам, почему — читайте сноски на полях).

Так что же делать? Выучить чудо-формулу экспозамера!

ЧУДО-ФОРМУЛА ЭКСПОЗИЦИИ

Звучит она, как заклинание из детской сказки: „Хочу, чтобы это было таким!” Нет-нет! Я не пересидел за компьютером и не перекатался на горном велосипеде! Я действительно излагаю вам формулу экспозамера, которая проясняет его фотографическую сущность настолько, насколько это вообще возможно в популярной статье об экспонометрии!

Поясняю. Например, вы снимаете портрет на улице. Вы навели ваш экспонометр на самую сю-жетно важную часть кадра — лицо модели. Сняли с него показания, ввели их в камеру (или просто предоставили камере самой выставить результаты точечного экспозамера), нажали на спуск. И что в результате? Учитывая сказанное в предыдущей главе, экспонометр сочтет, что замеряется средне-серый объект и сделает лицо модели… правильно, средне-серым. А для глаза неискушенного в экспонометрии зрителя просто серым, каковым оно в реальной жизни бывает, только когда у человека крайне серьезные проблемы со здоровьем. Искушенный же в экспонометрии фотограф знает, что незагоревшая кожа „бледнолицего” европейца отражает примерно 35% упавшего на нее света. А это почти в два раза больше, чем 18-процентное „средне-серое”, на которое ориентирован экспонометр. Если для дальнейших экспорассуждений подключить простейшую логику, то мы придем к выводу: чтобы лицо перестало быть „средне-серым” при замере

и обрело свою истинную тональность, нужно внести в этот экспозамер поправку. Какую? Думаем дальше: если света от лица отражается в два раза больше, чем от „средне-серото”, то нужно при его замере в два раза увеличить экспозицию, чтобы вернуть тональность кожи на ее законное место (см. врезку с графиком). „Два раза” — это одна экспозиционная ступень. Вносим экс-попоправку +1 и получаем кадр, в котором кожа лица выглядит по тональности естественно.

Для большей полноты картины рассмотрим и обратную ситуацию. Допустим, что для съемки новых моделей одежды для вас в будущих фотографиях жизненно необходимо, чтобы на чер-ной-пречерной маечке (наподобие той, что надета на девушке в приведенной иллюстрации) обязательно была проработана фактура ткани. Мы знаем (или, сверившись со справочником, узнаем), что глубоко-черная ткань отражает примерно 3-5% упавшего на нее света. Это в 4-6 раз меньше, чем количество света, отраженного от 18% „средне-серого” (или на 2-2.5 ступени меньше). Значит, для гарантированной проработки фактуры черной ткани мы делаем экспозамер по ней, а затем вводим экспокоррекцию (в данном случае на „минус” 2-2.5 экспозиционных ступени) и сдвигаем замеренный объект со „средне-серой” позиции на позицию „глубокий черный”.

Вот мы и подошли к „волшебной” формуле экспозамера. Посмотрите очень внимательно на график во врезке, иллюстрирующий коэффициенты отражений наиболее типовых в нашем окружении поверхностей и соответствующие им значения экспокоррекции (в экспозиционных ступенях). Запомнив эти простые соотношения, вы можете не только „возвращать” тональность замеренных объектов на их законное место (чтобы бумага была белой, черная ткань — черной, а лицо — лицом), но и, замерив любой из окружающих вас объектов, сделать их тональность в снимке такой, какой вы желаете ее видеть.

„Хочу, чтобы это было таким!” Замеряете лицо и говорите: „Хочу, чтобы оно было лицом”. Вносите экспокоррекцию +1 — желание исполняется. Снимаете любимую девушку против солнца, и матричный замер дает недостаточно адекватный результат? Замеряете в точечном режиме ее лицо, вносите поправку+1 и… получаете полностью выбеленные остальные участки кадра (см. иллюстрации). Пробуете при нулевой экспокоррекции — небо и облака все равно не проработаны! Тогда вы решаете: „Пусть ее лицо переместится на зону темно-серого”, а еще можно вытянуть в „шопе», зато на небе хоть какие-то детали останутся!” Замеряете ее лицо и помещаете его на зону „темно-серого”, отстоящую от „средне-серого» на -1 ступень.

Вот она и вырисовалась перед вашим взором, „чудо-формула экспозиции”! Держите в памяти простую табличку соотношений, легко идентифицируемых по яркостям поверхностей (которые встречаются чаще всего!), с величинами экспокоррекции в экспозиционных ступенях. И тогда решение экспонометрической задачи будет представлять для вас простую последовательность из решения, какой объект является приоритетным в будущем снимке, и того, какое место на шкале восприятия яркостей этот объект должен занять. Если вы замерите белую бумагу и внесете экспопоправку для белой бумаги, то бумага и станет на снимке белой. А если вы внесете после ее замера экспопоправку для глубокочерной ткани, то бумага обретет на снимке яркость, соответствующую такой ткани. Все остальное затемнится пропорционально ей на 4.5 ступени (+2 — место бумаги, а -2.5 место черной ткани: разница 4.5 ступени).

Поверьте, все это кажется сложным лишь до того момента, как вы несколько раз сами попробуете это на практике.
ОТ ЧЕРНОГО ДО БЕЛОГО… ВСЕГО ПЯТЬ ШАГОВ!

Если у вас хватило духу прочитать предыдущие абзацы и не впасть в ступор, то попытаюсь поведать вам о еще одном варианте трактовки „решения экспонометрической задачи” — в почти профессиональном ее виде, но без пугающих графиков — „черное» должно стать черным, а „белое» белым.

Существует захватывающая легенда, гласящая, что диапазон передаваемых одновременно в кадре яркостей (т.н. динамический диапазон) у цифровых камер значительно уже, чем у пленки, и намного уже, чем у человеческого глаза. Сказать, что это не так — значит не сказать ничего.

Давайте для начала проведем один мысленный эксперимент (особо упорные могут проделать его и на практике). Представьте себе чистейший, белейший свежевыпавший снег. Получилось? Тогда представьте, что на этом снегу лежит кусок черного бархата. Думаю, тоже получилось… А теперь попытайтесь вообразить (или проверить на практике), что вы должны увидеть одновременно фактуру черного бархата и фактуру чистого снега. Уверен, что даже при мысленном эксперименте вы поймете, что увидеть эти две вещи одновременно вам не удастся — либо одно, либо другое! А ведь если посмотреть на коэффициенты отражения этих двух поверхностей, то выяснится, что бархат отражает около 2% упавшего на него света, а свежий снег около 90-95%. Если поделить 95 на 2, получим 46. Разница в 46 раз составляет всего… 5.5 экспозиционных ступеней (каждая из которых означает изменение яркости/экспозиции в 2 раза). 1:32-1:45 — таково соотношение максимальной и минимальной яркостей, которые человеческий глаз в состоянии одновременно воспринять. Современные же компактные камеры в состоянии воспроизводить интервал яркостей (от черного до белого с сохранением фактуры) в 7-8 экспозиционных ступеней (соответствует динамическому диапазону 2.1-2.4 D). А профессиональные цифровые задники уже давно освоили диапазон до 10-12 экспозиционных ступеней (или до 3.6D). Чтобы понять значение загадочных „D”, достаточно знать, что 0.3D в десятичных логарифмах соответствуют одной экспози-
ционной ступени — изменению значения чего-либо в два раза.

Почему же нам кажется, что глаз видит одновременно гораздо больший диапазон яркостей? Причина в механизме обработки нашим мозгом сигналов от зрительных рецепторов. Наше сознание воспринимает „как должное” сложнейшую суммарную картинку, которая составлена примерно из 20 изображений, получаемых глазом каждую секунду (столько раз человеческий глаз совершает микродвижения за 1 сек.), но это — тема отдельного разговора о психофизиологии восприятия нами окружающего мира…

А пока примите как должное, что автоматика даже самой совершенной цифровой камеры лишь подчиняется искусственному алгоритму, определяющему, какой тон должен занять предмет с такой-то яркостью в будущей фотографии. И не всегда ее решение будет нравиться лично вам, потому что сколько людей, столько и мнений…

ГИСТОГРАММА И ВНЕШНИЙ ЭКСПОНОМЕТР

Первый инструмент, к которому вы обращаетесь для коррекции тонов вашего цифрового снимка в Photoshop или других редакторах, — это „уровни” (Levels), в которых показывается гистограмма текущего снимка. Самое удивительное, что если вы попытаетесь поискать информацию в Интернете на предмет пояснений, что это такое, вы наткнетесь на загадочный заговор молчания относительно сущности гистограммы. Хотя, допустим, по двум словам — „проявитель” и „экспонометр” — поиск выдает кучу статей, а вот про гистограмму как-то скуповато…

Но бог с поиском. И без него достаточно легко установить, что по горизонтали в ней расположены тона от самого черного, до абсолютно белого, а вот по вертикали… несколько сложнее. Верхнее значение по вертикали — это относительная характеристика, которая определяется максимальным числом пикселей одного тона. Разумеется, максимальным числом пикселей в конкретном кадре.

Чтобы убедиться в этом, проделайте следующее упражнение: создайте в „Фотошопе” файл любого размера, заполненный чистым белым тоном, — вызванная гистограмма покажет вам пустую горизонтальную шкалу с единственным пиком на тоне 255 (белом) высотой до „потолка” гистограммы. Теперь поделите поле файла на две части и затемните вторую часть до какого-либо „серого” состояния. Вы увидите на гистограмме два одинаковых пика на всю вертикальную высоту, соответствующих тонам каждого из
полей кадра. Если в дальнейшем продолжить делить каждое из полей на два и давать каждому новому полю любой новый тон, то размер (в высоту) пиков, соответствующих тонам каждого из полей, окажется одинаковым — на всю высоту гистограммы. Поскольку в данном примере все участки одинаковы по площади и, следовательно, каждый указывает на максимальное число пикселей одного тона.

Таким образом, можно понять, что гистограмма цифрового фотокадра представляет собой диаграмму, на которой видно соотношение каждого из полутонов. Левая граница гистограммы соответствует черному тону (0 по „фото-шопной” шкале), а правая — белому тону (255-й тон по той же шкале). По вертикали же обозначается относительное присутствие каждого из 256 полутонов в кадре.

После того как вы просмотрите достаточное количество гистограмм отснятых вами фотографий, вы сможете научиться оценивать эти кадры с точки зрения адекватной экспозиции. Если самый „левый” тон находится на заметном удалении от левого края гистограммы, то кадр в принципе не имеет черных тонов и, скорее всего, передержан (будет выглядеть слишком светлым). Если же, наоборот, крайний тон справа заметно отстоит от правого края гистограммы, то кадр недодержан и будет выглядеть темным.

Освоение оценки кадра по гистограмме столь удобно, что позволяет даже отказаться от использования флэшмет-ра при съемке в студии! А при съемке с постоянным светом дает возможность очень точно оценить результат экспозамера, но это — тема отдельной статьи.
СОВЕТЫ ПО СЪЕМКЕ В „АВТОМАТЕ»

Нельзя исключить и такую ситуацию, что вы, прочитав нашу статью, решите для себя: „Все это круто, но лично мне снимать проще не заморачиваясь, в программном или полностью автоматическом режиме”. Действительно, уровень качества работы алгоритмов этих режимов ныне таков, что мне даже трудно подвергнуть критике подобное решение. Не скрою, что в туристических поездках я сам использую преимущественно программный режим с экс-покоррекцией.

Однако и эту экспокоррекцию нужно применять, зная, чего хочешь. Запомните главное правило, отличающее настоящего фотографа от „получателя снимков на память”: фотограф всегда должен понимать, что он хочет получить в результате.

Работая в программе или полном автомате, вы должны понимать, что камера не может сама за вас определить, какой объект снимаемой сцены является сюжетно важным (данных о ближайшем объекте, определенном автофокусом, не всегда достаточно). Следовательно, камера не всегда может сама понять, какую именно тональность должен обрести ключевой объект в будущем снимке. В таком случае ей должны помочь вы, внося экспокоррекцию и оценивая результат по гистограмме полученного снимка (или, если ваша камера не умеет отображать гистограммы, просто по ЖК-дисплею). Ведь даже самая умная камера за тысячи долларов не заменит на 100% умную голову фотографа. И это — аксиома!

ЕВГЕНИЙ УВАРОВ

uvarov@dpcamera.rU

DIGITAL PHOTO camera


Расскажи друзьям об этом:



Шаблоны для Photoshop - виньетки, фотооткрытки, костюмы.
Подписаться письмом